Сделать стартовой • Добавить в избранное

Естественное нравоучение. Об обязанностях к ближнему

Читаем вместе
«Естественное нравоучение. Об обязанностях к ближнему»

Печатать позволяется, с тем, чтобы по отпечатании представлено было в Ценсурный Комитет узаконенное число экземпляров. Санкт-Петербург, 27-го июля 1835 года. Ценсор А. Никитенко.

Внимательно прочитайте книгу. Вы удивитесь, как много параллелей можно провести с современностью, Вы оцените логику и последовательность написания этого нравоучения, Вам будет интересно с первой и до последней главы. Возможно, Вы сделаете для себя определенные выводы.

§9. Различные понятия о нравственности лжи

Мнения нравоучителей о позволительности лжи не согласны между собою. Стоики, при всей строгости своих правил, говорят иногда о лжи позволительной и благородной; Буддей основал обязанность говорить правду на праве другого требовать ее от нас; Михаэлис считал истину за естественный долг, к которому впрочем он присоединял еще в некоторых случаях безмолвное согласие. Наконец, Эвдемонисты основывали обязанность быть чистосердечным на добрых следствиях, истекающих из такого образа действования. Когда появились Кант и Фихте, открытые враги всякой неправды, то они объявили ее преступлением против человечества во всех ее формах, и проложили путь к тому ригоризму, коему опять закрылся доступ в чистое человеческое сердце.

Стоики в своих нравственных началах были суровы и непреклонны; однако же Стобей (Eclog. L. II. c. 7) допускает ложь во многих случаях, а Тацит называешь ее благородною и превосходною в то время, когда например терзаемый слуга спасает ею своего господина. Из учителей Церкви Буддей (Institut. theologiae moralis, p. 245. s.) был такого мнения: ежели другой не имеет никакого права требовать от меня истины; то сказанный ему вымысел позволителен, хотя бы он был голая неправда; в противном же случае всякий вымысел есть ложь и никак не может быть допущен. Хотя предложенного здесь начала никаким образом нельзя отвергнуть; но по крайней мере оно неопределенно и потому недостаточно для разрешения настоящего вопроса.

Заблудившийся странник не имеет никакого права, или по крайней мере полного права настоятельно требовать от меня, чтобы я указал ему прямую дорогу: однако же я поступаю противозаконно и изменнически, коль скоро отказываю ему в необходимом пособии, или навожу его на ложный путь. Михаэлис (Th. II. s. 160. ff.) основывает истинность на безмолвном условии людей сообщать мысли свои по лучшему убеждению; однако же он также допускает случаи, в коих один может уволить другого от этой обязанности. Но ни этого условия, ни увольнения от него доказать не возможно, и как никто не может уволить меня от обязанности действительной, так нет нужды избавляться от обязанности вымышленной. Следственно это предположение не твердо и для нравственности опасно.

Таково же правило и Эвдемонистов, по мнению которых будто тогда только мы обязаны говорить истину, когда надеемся от нее на хорошие и спасительные последствия.

Кант (Tugendlehre, s. 83. ff.), а равно и Фихте (Sittenlehre) с негодованием отвергают все сии определения. Кант смотрит на ложь прямо как на противоречие истины и, не допуская при ней никакого хорошего намерения, называет ее тяжким нарушением полной обязанности к самому себе, преступлением против человечества, унижением собственной личности; всякий лжец поступает противно нравственной цели, перестает быть человеком и делается только тенью человека. Но это есть уже преувеличение обязанности, которой противозаконность можно доказать гораздо легче. Ежели бы всякое противоречие мыслей истине было ложью, то произведение поэзии и басни надлежало бы отвергнуть; но они напротив допускаются и одобряются всеми философами за свое нравственное направление.

Искать истину заставляет нас обязанность к самим себе; а говорить о ней и сообщать ее — обязанность к ближним. Ежели бы называть обязанностию к самому себе согласие человека с самим собою в мыслях, словах и поступках; тогда бы все добродетели подошли под сию категорию. Кроме того цель сообщения мыслей совсем не есть истина сама в себе, но истина, как условие и вспомогательное средство нравственности.— Сказать прямую истину человеку глупому, рассвирепевшему, бешеному, значить дать ему в руки острый меч; следовательно должно проникать в состояние души его и иногда посредством заблуждения вести его к истине. С другой стороны неблагоразумно сказанная истина может быть орудием погибели, как например не предупрежденное ничем извещение о смертном приговоре; яд, указанный отчаянному; неблагоразумная откровенность и предательство себя в руки несправедливого преследователя.

Посему справедливо говорит Меланхтон, что есть случаи, в коих нельзя говорить прямо, но стороною, намеками; потому что те только лгут, кои бессовестно обманывают. (Cathechesis puerilis, 1540, p. 98). Руссо совсем не считает за долг человека говорить истину, которая не может быть полезна ни на один раз. (R?veries, в его Ouevres, ed. Deux-Pants, t. XX, p. 185). Смотр. также Августина de mendacio c. 6. Contra mendacium, c. 7. Моссгейма Sittenlehre, Th. III, s. 397. ff. Крузия Moraltheologie, Th. II, s. 1594. f. Рейнгарда Christliche Moral § 296.

 

<< Предыдущая страница

Оглавление

Следующая страница >>

 

Подпишитесь на нашу бесплатную рассылку: Как решать личные проблемы в бизнесе и вне работы

 

Подпишитесь на нашу бесплатную рассылку: Лучший бизнес - Умный бизнес - Успешный бизнес

 

Посмотрите!

Обязательно посмотрите сюжеты всех рубрик нашего сайта "Favourites" (искусство, бизнес, психология). Вы наверняка найдете много интересного для себя.


Коментарий
Анти-робот тест: Сколько получится: 3 + 3 =
Подпись



Смотрите также
За время руководства маркетингом эксперт-практик Игорь Козуля поставил исследовательско-аналитическую работу, проведел более 300 маркетинговых исследований, организовал и обеспечил успешное участие более чем в 300 выставках/конференциях/форумах.

Прибыль и дополнительная прибыль от Игоря Козули


Зачатки новой моды начала 80-х, на которую особенно повлиял новый пик направления мейнстрим (Mainstream), явно проявились в тринадцатом альбоме группы Deep Purple «Slaves and Masters» (1990 года).

Deep Purple «Slaves and Masters» — 1990


Через месяц после выпуска известного сингла «Be Quick or Be Dead» (1992 года) и спустя семнадцать лет с начала творческой деятельности музыканты Iron Maiden  решились на выпуск девятого альбома «Fear of the Dark».

Iron Maiden «Fear of the Dark» — 1992


favourites, гитарист-виртуоз, руководителям предприятий малого бизнеса, психологическая помощь, гитарист-виртуоз, курс MBA, подростковый возраст, картины Вячеслава Степанова, MBA в Плехановской академии,

О проекте

Об авторе

Стратегия бизнеса

Лица сайта

Библиотека

Обратная связь

Подписка на новости

Карта сайта

Новости по темам

День позитива. Как это было.

Смотрите видеозарисовку о прошедшей акции «Путь к мечте», снятый нашими операторами.
Смотрите видеозарисовку о прошедшей акции «Путь к мечте», снятый нашими операторами.

«Путь к мечте» — это первый в истории человечества Международный день позитива

Первый в истории человечества Международный день позитива позади. Но энергии и радости — на целый год!
Первый в истории человечества Международный день позитива позади. Но энергии и радости — на целый год!

Deep Purple «Slaves and Masters» — 1990

Зачатки новой моды начала 80-х, на которую особенно повлиял новый пик направления мейнстрим (Mainstream), явно проявились в тринадцатом альбоме группы Deep Purple «Slaves and Masters» (1990 года).
Зачатки новой моды начала 80-х, на которую особенно повлиял новый пик направления мейнстрим (Mainstream), явно проявились в тринадцатом альбоме группы Deep Purple «Slaves and Masters» (1990 года).
© Сергей Савинков, 2009-2015
Rambler's Top100