Сделать стартовой • Добавить в избранное

Естественное нравоучение. Об обязанностях к ближнему

Читаем вместе
«Естественное нравоучение. Об обязанностях к ближнему»

Печатать позволяется, с тем, чтобы по отпечатании представлено было в Ценсурный Комитет узаконенное число экземпляров. Санкт-Петербург, 27-го июля 1835 года. Ценсор А. Никитенко.

Внимательно прочитайте книгу. Вы удивитесь, как много параллелей можно провести с современностью, Вы оцените логику и последовательность написания этого нравоучения, Вам будет интересно с первой и до последней главы. Возможно, Вы сделаете для себя определенные выводы.

§12. Точнейшее ограничение правдивости

По причине неопределенности и обоюдности приведенных выше примеров, нужно точнее определить те случаи, в коих не только можно, но и должно жертвовать истиною; иначе столь важный предмет представится произволу каждого. Согласно с сею целью мы поставляем правила:

во-первых позволительно уклоняться от строгой истины в таком случае, если другой совсем ее не ожидает;

во-вторых, мы обязаны совсем скрывать от другого истину в том случае, если он, руководствуясь здравым разумом, отнюдь не может и не должен ожидать ее.

В первом правиле содержится закон, коим только дозволяется справедливое уклонение от истины; но применение его в области нравственной должно быть предоставлено совести каждого. Второе правило напротив изрекает безусловный нравственный закон, потому что тот поступил бы неблагоразумно и безрассудно, следовательно и вопреки обязанности, кто сталь бы расточать истину пред слабоумием и глупостью, или даже употреблять ее, как орудие греха и погибели.

Высшее правительство, при обнародовании законов, сколько возможно соображается с обстоятельствами и потребностями общества. Между тем часто встречаются случаи, которых законодатель, несмотря на свою мудрость, совсем не предвидел, и которые по тому необходимо требуют изменения, или, по свойству обстоятельств, совершенной отмены его постановлений. Тем более это нужно сказать об обязанности говорить правду, когда она зависит от нас самих. Ибо хотя Бог и на сей случай достаточно открыл нам свою волю частию в нашей совести, частию же в нравственном порядке вещей: однако же мы не всегда познаем оную во всей ее чистоте и совершенстве и часто, уклоняясь от надлежащего пути, не иначе возвращаемся к своей обязанности, как уже после многих заблуждений.

Во избежание того порицания, которому подвержены выше приведенные примеры, должно различать в этом важном деле голос права и обязанности. Впрочем под первым мы разумеем не положительное право, часто допускающее такую несправедливость и ложь, которой в нравственном смысле никак нельзя почитать позволительною; но право чистого разума, заключающее в себе только то, что нравственно-возможно, и не допускающее никакого понятия, противного обязанности.

В этом отношении первым, или приуготовительным правилом будет следующее:

Позволительно представить другому вымысел вместо истины тогда, когда он совсем ее не ожидает, зная, или имея возможность знать, что говорящий, или пишущий предоставил полную свободу своему воображению.

Вымысел весьма часто допускается в области поэзии и красноречия; иногда даже позволяют смешивать его с истиною для споспешествования какой-нибудь нравственной и эстетической цели, что мы находим в Киропедии Ксенофонта и во всех других подобных сочинениях, основанных на вымысле; и самое нравоучение не должно безусловно осуждать этого смешения, сколь бы оно ни казалось достойным порицания пред судом строгой науки.

Но еще чаще в действительной жизни люди уклоняются от истины, накидывают на нее покров, преступают в ней пределы и сохраняют один ее призрак, или для того, чтобы избавить других от каких-либо неприятностей, или чтобы представить им образец высшего совершенства, изощрить их ум и доставить им полезные сведения, или удовольствие, как это случается в шутках, в общежительных забавах, в изъявлении учтивостей и приветствия. Доколе во все сии вымыслы и полувымыслы не примешивается ласкательство, суетность, коварство, или безрелигиозность; дотоле не может осуждать их и нравоучение; потому что другой знает, как должно смотреть на них, и если несмотря на то он легковерно признает их за истину, то заблуждение должно быть вменено ему одному и его ослеплению.

Впрочем всякое видоизменение и укрытие истины должно почитать только позволительным, а отнюдь не добрым; потому что нравственное достоинство его зависит от обстоятельств и личных свойств говорящего и слушающего. С людьми необразованными никакой благоразумный человек не будет говорить в аллегориях, смягченных выражениях и тонких оборотах учтивости; Сенека и Тацит стали бы говорить с надменным сатрапом Феликсом совсем иначе, нежели унижающийся пред ним Тертулл (Apg. XXIV); того, что говорит Гете в Фаусте, или в другом своем сочинении: Родство но выбору (Wahlverwandschaft), никакой нравоучитель не почтет за истину, и светские учтивости в нравственных поучениях были бы столь же неуместны, как и замысловатые шутки в поучениях Авраама фон Санкта Клара, несмотря на их остроумие.

То же должно сказать о нравственном достоинстве поэтических вымыслов и драматических представлений: те и другие из них, именно первые в словах, а последние в действиях, должны преобразовать истину и соединяться с нею; как юное дерево производит много пустых цветов, так и юная фантазия бывает богата пустыми образами; и как зрелый возраст уже не занимается детскими играми, так и нравственное достоинство мужа не позволяет уже забавляться поверхностными изображениями, но в разговорах и письме требует определенности, ясности и неподдельности.

 

<< Предыдущая страница

Оглавление

Следующая страница >>

 

Подпишитесь на нашу бесплатную рассылку: Как решать личные проблемы в бизнесе и вне работы

 

Подпишитесь на нашу бесплатную рассылку: Лучший бизнес - Умный бизнес - Успешный бизнес

 

Посмотрите!

Обязательно посмотрите сюжеты всех рубрик нашего сайта "Favourites" (искусство, бизнес, психология). Вы наверняка найдете много интересного для себя.

Смотрите также
За время руководства маркетингом эксперт-практик Игорь Козуля поставил исследовательско-аналитическую работу, проведел более 300 маркетинговых исследований, организовал и обеспечил успешное участие более чем в 300 выставках/конференциях/форумах.

Прибыль и дополнительная прибыль от Игоря Козули


Зачатки новой моды начала 80-х, на которую особенно повлиял новый пик направления мейнстрим (Mainstream), явно проявились в тринадцатом альбоме группы Deep Purple «Slaves and Masters» (1990 года).

Deep Purple «Slaves and Masters» — 1990


Через месяц после выпуска известного сингла «Be Quick or Be Dead» (1992 года) и спустя семнадцать лет с начала творческой деятельности музыканты Iron Maiden  решились на выпуск девятого альбома «Fear of the Dark».

Iron Maiden «Fear of the Dark» — 1992


favourites, англоязычная рок-музыка, маркетинговый конвейер, трудности подросткового возраста, англоязычный рок, маркетинг промышленного предприятия, совет психолога, рисунки Вячеслава Степанова, управление программ MBA,

О проекте

Об авторе

Стратегия бизнеса

Лица сайта

Библиотека

Обратная связь

Подписка на новости

Карта сайта

Новости по темам

День позитива. Как это было.

Смотрите видеозарисовку о прошедшей акции «Путь к мечте», снятый нашими операторами.
Смотрите видеозарисовку о прошедшей акции «Путь к мечте», снятый нашими операторами.

«Путь к мечте» — это первый в истории человечества Международный день позитива

Первый в истории человечества Международный день позитива позади. Но энергии и радости — на целый год!
Первый в истории человечества Международный день позитива позади. Но энергии и радости — на целый год!

Deep Purple «Slaves and Masters» — 1990

Зачатки новой моды начала 80-х, на которую особенно повлиял новый пик направления мейнстрим (Mainstream), явно проявились в тринадцатом альбоме группы Deep Purple «Slaves and Masters» (1990 года).
Зачатки новой моды начала 80-х, на которую особенно повлиял новый пик направления мейнстрим (Mainstream), явно проявились в тринадцатом альбоме группы Deep Purple «Slaves and Masters» (1990 года).
© Сергей Савинков, 2009-2018
Rambler's Top100