Сделать стартовой • Добавить в избранное

Естественное нравоучение. Об обязанностях к ближнему

Читаем вместе
«Естественное нравоучение. Об обязанностях к ближнему»

Печатать позволяется, с тем, чтобы по отпечатании представлено было в Ценсурный Комитет узаконенное число экземпляров. Санкт-Петербург, 27-го июля 1835 года. Ценсор А. Никитенко.

Внимательно прочитайте книгу. Вы удивитесь, как много параллелей можно провести с современностью, Вы оцените логику и последовательность написания этого нравоучения, Вам будет интересно с первой и до последней главы. Возможно, Вы сделаете для себя определенные выводы.

§22. О скромности, учтивости и старании поддерживать честь других

Вышеизложенным порокам ближайшим образом противополагается скромность, или уступчивость в справедливых требованиях на заслуженную честь, — добродетель, уместное исполнение которой не только приятно и сообразно с правилами благоразумия, но удерживает в пределах несправедливые притязания других и возвышает прелесть общественной жизни. Рядом с нею стоит учтивость, или непринужденное обнаружение уважения и благосклонности к другим во всех наших сношениях с ними; оно, по качеству лиц, может возвыситься от обыкновенной вежливости до почтительности.

Выше обеих сих добродетелей надобно поставить старание поддерживать честь других, состоящее в том, чтобы мы без нужды и без причины не разбирали чужих пороков и еще менее разглашали их; но, проходя молчанием проступки, защищали невинность, охотно отдавали честь и справедливость заслуге и, быв принуждены порицать какой-нибудь низкий поступок, всегда щадили личность проступившегося и готовы были извинить его. Все это мы должны делать по обязанности; потому что истинная добродетель всегда кротка и невзыскательна; что учтивость теснее соединяет добрых людей и тот, кто дорожит честью другого, этим самым на деле доказывает, что он сам заслуживает уважения других.

Если нет никакого сомнения, что внешняя честь составляет существенную часть человеческого благополучия, то само собою также ясно, что мы своею скромностью споспешествуем сему благополучию; поскольку мы тогда, из нежного уважения к другому, умеряем и удерживаем в границах справедливые требования на собственную нашу честь. Если ученик уступает своему учителю, подчиненный начальнику, солдат своему предводителю: то здесь нет еще никакой кротости, но должное повиновение.

Добродетель, о которой мы говорим, тогда только обнаруживается, когда кто-нибудь, по своим талантам, уму, заслугам и государственной должности, имеет полное право требовать себе уважения и однако ж не объявляет своих требований, но скрывает их для того, чтобы дать свободный ход стремлению других. Гордый только воображает себя важным, кроткий напротив сознает свое достоинство; тот презирает даже всеми признанную заслугу, а этот готов и непризнанным еще заслугам отдать должную честь. Конечно наше кроткое поведение льстит самолюбию других и потому им нравится; но оно сообразно также и с правилами благоразумия. Ибо если тот, с кем мы имеем дело, действительно есть человек с достоинствами, то мы уже постигли настоящий образ обхождения с ним и следственно не будем иметь нужды в извинении, которое всегда заключает в себе нечто унижающее.

Если ж мы и совершенно, или только отчасти ошиблись в своем предположении, то скромное обращение наше по крайней мере безмолвным образом обяжет другого к подобной же беспритязательности, без которой не может быть ни человечности, ни дружеского обращения между людьми. Из сего очень верного замечания само собою открывается, что скромность нельзя назвать ни всеобщею обязанностью, ни безусловною добродетелью. Часто она есть только притворство и жеманство, принимающее на себя вид смирения и скрывающее внутри себя тонкую гордость. Часто она есть только боязливость и замешательство, которое не хочет обнаружить какой-нибудь заслуги потому, что по робости не может обнаружить ее. Часто она есть только хитрость честолюбия, которое за комплиментами требует уважения, или отказывается от простой чести, чтоб получить двойную. Часто наконец она бываешь добродетелью неуместною, когда, ее обнаруживают пред людьми гордыми и надменными, с которыми гораздо лучше обходиться с надлежащим самочувствием, нежели с чрезвычайною уступчивостью, умножающею их наглость.

В каждом случае скромность есть только предуготовительная добродетель, то есть необходимая до тех пор, пока теснейшее знакомство не определит надлежащей меры уважения, которое мы должны оказывать другому; после чего она опять уступает место самоуважению, или превращается в постоянное почтение и уважение другого. В тесной связи со скромностью находится учтивость, или такое обращение, в котором мы стараемся наблюдать внимательность и благорасположение к другим. Так как учтивость преимущественно имеет место в высшем сословии, то по-видимому она более относится к церемониям и этикету, нежели к нравственности, и потому-то квакеры исключили ее из числа добродетелей, как несовместную с точностью и откровенностью человека, любящего истину. В самом деле, нельзя отвергать, чтоб в учтивости не было чего-то принужденного и натянутого; ибо конечно не без причины друзья и супруги жалуются на холодность сердца, как скоро между ними существует обращение только по правилам учтивости. Но если и ее, подобно скромности, причисляют только к предварительным и предуготовительным добродетелям; то из сего еще никак не следует, что она не имеет никакого нравственного достоинства.

 

<< Предыдущая страница

Оглавление

Следующая страница >>

 

Подпишитесь на нашу бесплатную рассылку: Как решать личные проблемы в бизнесе и вне работы

 

Подпишитесь на нашу бесплатную рассылку: Лучший бизнес - Умный бизнес - Успешный бизнес

 

Посмотрите!

Обязательно посмотрите сюжеты всех рубрик нашего сайта "Favourites" (искусство, бизнес, психология). Вы наверняка найдете много интересного для себя.


Коментарий
Анти-робот тест: Сколько получится: 6 + 8 =
Подпись



Смотрите также
За время руководства маркетингом эксперт-практик Игорь Козуля поставил исследовательско-аналитическую работу, проведел более 300 маркетинговых исследований, организовал и обеспечил успешное участие более чем в 300 выставках/конференциях/форумах.

Прибыль и дополнительная прибыль от Игоря Козули


Зачатки новой моды начала 80-х, на которую особенно повлиял новый пик направления мейнстрим (Mainstream), явно проявились в тринадцатом альбоме группы Deep Purple «Slaves and Masters» (1990 года).

Deep Purple «Slaves and Masters» — 1990


Через месяц после выпуска известного сингла «Be Quick or Be Dead» (1992 года) и спустя семнадцать лет с начала творческой деятельности музыканты Iron Maiden  решились на выпуск девятого альбома «Fear of the Dark».

Iron Maiden «Fear of the Dark» — 1992


favourites, художники россии, бизнес-прогнозирование, психологическая помощь бесплатно, английский рок, продвижение товара, психологическая помощь онлайн, художник Вячеслав Степанов, маркетинговые исследования в россии,

О проекте

Об авторе

Стратегия бизнеса

Лица сайта

Библиотека

Обратная связь

Подписка на новости

Карта сайта

Новости по темам

День позитива. Как это было.

Смотрите видеозарисовку о прошедшей акции «Путь к мечте», снятый нашими операторами.
Смотрите видеозарисовку о прошедшей акции «Путь к мечте», снятый нашими операторами.

«Путь к мечте» — это первый в истории человечества Международный день позитива

Первый в истории человечества Международный день позитива позади. Но энергии и радости — на целый год!
Первый в истории человечества Международный день позитива позади. Но энергии и радости — на целый год!

Deep Purple «Slaves and Masters» — 1990

Зачатки новой моды начала 80-х, на которую особенно повлиял новый пик направления мейнстрим (Mainstream), явно проявились в тринадцатом альбоме группы Deep Purple «Slaves and Masters» (1990 года).
Зачатки новой моды начала 80-х, на которую особенно повлиял новый пик направления мейнстрим (Mainstream), явно проявились в тринадцатом альбоме группы Deep Purple «Slaves and Masters» (1990 года).
© Сергей Савинков, 2009-2015
Rambler's Top100